Лечение больных бронхиальной астмой // Осинин С.Г.


Осинин Сергей Гаврилович
Осинин Сергей Гаврилович
Терапевт-пульмонолог. Доктор медицинских наук. Имеет более 100 печатных работ. Стаж работы - 39 лет.
Осинин С.Г.

Одним из основополагающих правил отечественной медицины всегда считалось правило - надо лечить больного, а не болезнь.

Если сегодня вы открываете интернет страницы по запросу бронхиальная астма, то в разделе лечения вы не найдете слова больной. Лечение бронхиальной астмы или лечение обострений бронхиальной астмы и перечень препаратов, которые в обязательном порядке нужно применять, полностью исключают индивидуальные особенности больного и характера течения заболевания. Получатся готовое пособие по лечению биороботов. Вся мировая история изучения механизмов данного заболевания свидетельствует о высочайшей сложности и задействованности множества систем формирующих в конечном итоге основной клинический признак болезни - приступы удушья. Давайте попробуем разобраться более подробно из чего формируются приступы удушья. Как уже говорилось ранее в разделе пульмонология, одной из составных частей легких являются воздуховоды - бронхи. Резкое сужение последних как раз и определят синдром удушья. В данном случае уменьшение просвета воздухопроводящих путей принципиально связано с тремя причинами:
- спазм гладкой мускулатуры бронхов, которая кольцеобразно окружает бронхи на всем их протяжении (не вовлекаются в этот процесс только трахея и крупные бронхи имеющие жесткий хрящевой каркас)
- гиперсекреция вязкой мокроты в просвет бронхов ( клетки, которые выделяют слизь есть у каждого человека и располагаются они в слизистой оболочке, покрывающей поверхность бронхов, но только до самых мелких делении, так называемых бронхиол)
- отечность (не путать с отеком легкого) подслизистой оболочки бронхов (в ряде случаев включатся в процесс и бронхиолы)
В количественном соотношении перечисленные механизмы чаще не носят самостоятельный характер, а существуют одновременно с преобладанием того или иного из трех перечисленных факторов. Одно только это может определить неоднородность протекания приступа удушья течения болезни в целом:
- чистое и относительно кратковременное удушье - спазм бронхов
- удушье и кашель с мокротой - вовлечение в процесс секреторных клеток
- удушье полностью не проходящее даже после соответствующего лечения означает присоединение отечности подслизистой структуры
Исходя из этих, в общем то, правильных представлений, строилось и строится все лечения приступов удушья у больных бронхиальной астмой:
- препараты, снимающие бронхоспазм - броноспазмолитики
- препараты, разжижающие мокроту и тем самым способствующие её отделению
- средства, подавляющие воспалительные процесс в подслизистом пространстве

Если отхаркивающие средства появились с самим понятием бронхиальная астма, даже правильнее сказать, с появлением больных, страдающих удушьем с нарушением выдоха, и были представлены преимущественно природными средствами, а именно травами, то остальные два класса, появились в середине ХХ века и их родоначальниками были адреналин и гормон кортизол. Последние два представителя являются биологическими веществами, которые вырабатываются в организме всех млекопитающих, образуя целый класс так называемой заместительной терапии. Все последующие годы вплоть до настоящего момента в мировой фармацевтической промышленности в огромном количестве стали производиться многочисленные производные от этих двух групп. Само же изучение бронхиальной астмы было направлено на поиски причин её возникновения на клеточном и молекулярном уровне. Не останавливаясь на достижениях в этих областях, можно отметить, что существенного продвижения в лечении и тем более излечении получено не было.

Были синтезированы антигистаминные препараты, появился препарат Интал и его производные, которые позиционировались как революция в лечении бронхиальной астмы. Как показало время это было только ещё одним шажком к пополнению многочисленных арсеналов лекарственных средств для, так сказать, «подлечивания» больных бронхиальной астмой. Отсюда и появился миф о неизлечимости этого заболевания, который был с успехом подхвачен мировыми фармацевтическими производителями. Заинтересованность последних в уменьшении постоянно растущей популяции больных бронхиальной астмой (от 2 до 10% от населения жителей Земли) весьма и весьма сомнительна. А все возрастающие цены на выпускаемую продукцию лишний раз подтверждают данный тезис.

Надо отметить, что вплоть до 90 - х годов прошлого века научные исследования в нашей стране поданной тематике имели самостоятельный вектор. И одним из самых больших достижений того периода было установление определения фактора отличия больного бронхиальной астмой от здорового человека. Это понятие гиперреативности или неадекватности ответа на проникновение в организм человека извне белковых веществ или близких к ним по строению веществ (подчеркиваю - только человека, так как хотя бы близко приближенной к целостной модели бронхиальной астмы не получено). При этом все вышеперечисленные механизмы формирования удушья рассматривались как физиологический, т. е. естественный ответ, цель которого любой ценой не допустить проникновение нежеланного агента в кровь через легкие. К великому сожалению дальнейшие исследования в этом направлении были прерваны, а их перспектива и значимость стала ещё более понятна для автора эти строк с началом научного обоснования лечебного голодания (РДТ). В науке так зачастую бывает - ищут одно, а находят совершенно другое и более значимое. Именно так произошло и с лечением бронхиальной астмы. Дело в том, что научные исследования показали, что при лечении с помощью РДТ у больных бронхиальной астмой происходит практически полное нивелирование основного механизма болезни - гиперреактивности. А это в свою очередь позволяет сделать вывод, что РДТ должна быть базовым направлением лечения этого заболевания. Однако нельзя недооценивать другие методы лечения бронхиальной астмы, применяемые, в частности, при лечении острого процесса или в период реабилитации. Тем не менее, завершая статью о лечении бронхиальной астмы, хотелось бы привести высказывание одного моего коллеги, практического пульмонолога, о том, что он не хотел бы работать в своей профессии и видеть страдания задыхающихся больных, если бы не было метода РДТ.



вернуться назад вернуться назад